СИОНИЗМ И НАЦИЗМ. ОТНОШЕНИЯ

Вступление, предназначенное для тех, кто не понимает ценности книг, изданных в Советском Союзе. Ценность в том, что книга может содержать какую угодно информацию, в том числе правду, кроме той, что порочит сам Советский Союз. Сегодня же книги издаются только в соответствии с негласной западной идеологической линией, в которых информация порочащая Запад должна искажаться или удаляться.

ПОНЯТИЕ «ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА» В ДОГОВОРНОЙ, СУДЕБНОЙ И ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКЕ ГОСУДАРСТВА ИЗРАИЛЬ

Обзор расистского законодательства Израиля был бы неполным без разбора его законодательной, судебной и договорной практики в части так называемых «преступлений против еврейского народа», которые якобы относятся к исключительной юрисдикции государства Израиль.

Первый шаг в этом направлении был сделан под предлогом борьбы с нацистскими военными преступниками и последствиями расистских и военных преступлений нацистского рейха. Однако, как известно, сами сионисты были далеко не безупречны в своем отношении к нацистским преступлениям во время войны, на чем необходимо остановиться несколько подробнее, чтобы понять их поведение после ее окончания.

Сотрудничество сионистов с нацистами во время второй мировой войны

Сионистские организации были всегда очень сильны в Германии, где еврейский капитал являлся весьма солидным, а его агенты и представители занимали ключевые позиции в ряде отраслей экономики страны, а также пользовались значительным влиянием в политической и культурной жизни. В своем выступлении перед судом в Нюрнберге по делу главных военных немецких преступников главный обвинитель от США Р. X. Джексон следующим образом обрисовал положение немецких евреев: «В 1933 году в Германии насчитывалось около 500 000 евреев. Все они в совокупности добились положения, которое вызывало зависть, и сосредоточили в своих руках собственность, служившую предметом алчности нацистов». Нацистский тоталитаризм не хотел терпеть существования пользовавшихся довольно широкими правами самоуправления еврейских общин, а изгнание евреев из Германии сулило наживу и перераспределение занятых ими мест в промышленности, науке, искусстве, прессе и других отраслях общественной жизни в пользу приверженных нацистскому режиму деятелей и специалистов.

До 1940 года нацисты не прибегали еще к массовым репрессиям в отношении евреев, но настойчиво склоняли их к выезду из Германии и оккупированных гитлеровцами территорий. Однако иммиграция во Францию, Англию и другие государства Западной Европы затруднялась из-за господствовавшей там безработицы. В США массовой иммиграции препятствовала установленная для иностранцев квота, предусмотренная законом от 19 мая 1921 г., дополненным законом от 26 мая 1924 г. В дополнение к этому к концу 1933 года в трех штатах были приняты законы, запрещавшие прием на работу иностранцев в государственные и общественные учреждения. Выезд в Палестину был также затруднен из-за введенной англичанами под давлением арабов квоты. От евреев, желавших поселиться в Палестине на постоянное жительство, власти мандатария требовали, помимо всего прочего, провоза с собой как минимум 1 тыс. фунтов стерлингов, а это была для того времени сумма довольно значительная. Стремясь стимулировать эмиграцию, нацисты не возражали против вывоза этой суммы, конфисковывая остальное

80

имущество эмигрантов. Однако у несостоятельных евреев таких денег вообще не было, и они были брошены сионистами на произвол судьбы. Состоятельным же евреям вывоз всего лишь 1 тыс. фунтов стерлингов казался недостаточным, и они не желали оставлять нацистам свои предприятия и свои капиталы.

И тут подоспел предприимчивый палестинский коммерсант—директор компании по колонизации Палестины «Ханотея» Сэм Кохен. Он встретился с германским консулом в Иерусалиме Генрихом Вольфом и предложил ему следующую сделку: перевести заказы палестинских фирм из Чехословакии, где они обычно размещались, в Германию, которая бы расплачивалась капиталами евреев, желающих эмигрировать в Палестину; прибыв же в эту страну, эмигранты могли получить свое имущество в фунтах стерлингов от фирм, разместивших свои заказы на предприятиях гитлеровской Германии. Выдвинутый Кохеном план понравился нацистским правителям, так как устранял главную помеху для эмиграции, обеспечивал заказы германским предприятиям, находившимся под угрозой серьезного экономического кризиса, и создавал условия для укрепления контактов с сионистскими организациями, которые могли способствовать прекращению бойкота товаров немецких предприятий еврейскими фирмами. Приветствовали этот сговор и сионистские лидеры, установившие контроль над эмиграционным процессом, придав ему, как они это обычно делали, филантропическую окраску. Председатель германской сионистской организации Вернер Сенатор и председатель Еврейского агентства Георг Ландакэр предприняли самостоятельные переговоры с министрами экономики и иностранных дел гитлеровской Германии и после достижения соглашения заставили Кохена поставить всю изобретенную им сделку под эгиду ВСО. Масштабы ее были существенно расширены после того, как по новому соглашению, на сей раз с ВСО, все соглашения, подписанные до этого с Кохеном как председателем «Ханотеи», были аннулированы, оборотный капитал доводился до 3 млн. марок и в Палестине создавалось специальное транспортно-финансовое общество «Хаавара», имевшее свое представительство в Берлине.

Таким образом, международный сионизм вообще и немецкие сионисты в частности вместо мобилизации евреев на борьбу с германским нацизмом, сделали первый

81

шаг на пути нечистоплотных комбинаций, грязных коммерческих афер и бесстыдных компромиссов, приведших в конечном счете одурманенных сионистскими лидерами евреев в газовые камеры. При этом само собой разумеется, что еврейские толстосумы от газовых камер были гарантированы, а в гетто, куда некоторые из них все же попадали, они устраивались совсем неплохо. Известно, например, что венский Ротшильд был вначале арестован нацистами, но затем освобожден и переведен в Швейцарию.

На XVIII конгрессе ВСО, проходившем в Праге в августе 1933 года, при обсуждении вопроса о положении евреев в нацистском рейхе несколько делегатов подвергли резкой критике постыдный сговор между нацистами и сионистами, обвиняя этих последних в том, что они «подорвали борьбу евреев против расовой политики рейха».

Кроме того, нацистский антисемитизм широко использовался сионистами для того, чтобы еще более усилить контроль над еврейскими массами и настаивать на своем праве оказывать «покровительство» всем евреям не только помимо, но и против желания правительств стран, в которых эти евреи проживали, вмешиваясь в их внутренние дела под предлогом защиты прав евреев. Многочисленные факты подтверждают, что именно поведение сионистских деятелей играло на руку нацистам и подготовило массовое истребление ими евреев.

После захвата Австрии в эту страну был направлен нацистский «специалист по еврейскому вопросу» штурмбанфюрер СС Адольф Эйхман, который должен был обеспечить «освобождение» страны от евреев путем организации их эмиграции. Он вступил в тесный контакт с местной сионистской организацией, из руководителей которой учредил «Центральное бюро по еврейской эмиграции». Это бюро широко использовалось в качестве проводника преступных приказов рейха, в результате чего Эйхман добился успеха, имея в своем распоряжении ограниченное количество немецких чиновников: с марта по ноябрь 1938 года «Центральное бюро по еврейской эмиграции» обеспечило выезд из Австрии более 50 тыс. евреев, тогда как за тот же период Германию покинуло всего лишь 19 тыс. евреев. Сионисты ликовали, так как расчеты на усиление эмиграции оправдались. Это было им гораздо важнее, чем спасение евреев, воздерживавшихся от эмиг-

82

рации и отрицательно или равнодушно относившихся к сионизму.

В конце сентября 1939 года, вскоре после начала второй мировой войны, Гейдрих, бывший в то время начальником имперского управления безопасности (гестапо), дал распоряжение сосредоточить всех польских евреев в определенном месте, создать в каждой еврейской общине «еврейский совет», который бы состоял «по возможности из чиновников и раввинов», а точнее — из сионистов. Этот совет должен был провести регистрацию всех евреев и обеспечить их депортацию в гетто. В Берлине в том же году был создан «Имперский союз евреев в Германии», который состоял, как и местные «еврейские советы», из сионистских лидеров. Широко заимствуя опыт Эйхмана в Австрии, нацисты использовали все эти органы «еврейского самоуправления» в подвластных им территориях для учета лиц еврейского происхождения. Эти органы раздавали и после их заполнения собирали бланки, передаваемые нацистским властям, и активно участвовали в депортации. Первая массовая депортация имела место в декабре 1939 года, когда в гетто было помещено 87 тыс. человек.

Когда немцы перешли к массовому уничтожению евреев, «еврейские советы» и «Имперский союз евреев в Германии» не только составляли списки лиц еврейского происхождения, направлявшихся в «лагеря смерти», и опись их имущества, но и рассылали повестки с требованием явки к месту отправки, уговаривали не уклоняться от явки и даже доставляли скрывавшихся насильственным путем. Благодаря такому «содействию» гестапо могло обходиться малой вооруженной силой, а обреченные на смерть люди, доверявшие своим сионистским лидерам, уезжали без сопротивления. Гестапо не было даже надобности публиковать грозные приказы: это делали за них сионисты из «Имперского союза евреев в Германии». Знали ли эти последние о том, что обрекают своих «соплеменников» на верную смерть? Они не могли этого не знать, так как к ним поступала достаточно достоверная информация. Известно, что, находясь в Терезиенштадтском гетто в Австрии, раввин Лео Бек, например, получил сообщение о том, что евреи, отбираемые им для отправки в Освенцим, уничтожаются там в газовых камерах. Однако он даже не счел нужным рассказать об этом остальным жителям гетто, объясняя это впоследствии тем, что

83

обреченным на верную смерть людям было бы якобы лучше ничего не знать заранее. Второе извещение «еврейский совет» Терезиенштадтского гетто получил от чешского еврея Ледерера, которому удалось бежать из «лагеря смерти». Однако и тут «совет» ничего не предпринял и продолжал составлять списки лиц, подлежавших отправке в Освенцим.

Самые ортодоксальные сионисты вынуждены признать, что лидеры сионизма не только умалчивали «из жалости» об участи, ожидавшей направляемых ими в Освенцим людей, но и активно участвовали в их отправке и уничтожении в «лагерях смерти». Так, обвинитель по делу Эйхмана Г. Хаузнер, стремясь заранее предупредить возможные разоблачения со стороны обвиняемого соучастия сионистов в нацистских злодеяниях, заявил: «Мы найдем и евреев на службе у нацистов — в еврейской полиции гетто, в „советах старейшин“ — „юденратах“. Даже у входа в газовые камеры стояли евреи, которым велено было успокаивать обреченных на смерть людей и убеждать их, что они идут только мыться под душем». Правда, Хаузнер и это вменял нацистам в вину, доказывая, что именно они гак изуродовали душу евреев.

Лидер германского сионизма, один из основателей и руководителей международного сионизма доктор Носинг, в свое время прислуживавший Вильгельму II, а затем Веймарской республике, входил в состав созданной нацистами в оккупированной ими Польше сионистской шпионско-диверсионной организации «Факел». Ее члены имели на руках пропуска от гестапо, с которыми они могли свободно передвигаться по Варшаве и всему «генерал-губернаторству». Он настолько явно сотрудничал с оккупантами, помогая им, в частности, «бесшумно» отправлять на смерть обитателей варшавского гетто, что «Еврейская боевая организация» во время восстания в гетто его казнила.

Возглавляющий ныне «Документальный центр союза евреев, преследовавшихся нацизмом» в Вене, тесно связанный с американской и израильской разведками Шимон Визенталь, выдающий себя за активного преследователя скрывающихся нацистских военных преступников, в изданной им книге писал: «Были также евреи, которые сотрудничали с нацистами или торговали чужими жизнями, чтобы спасти свою собственную. Некоторые евреи

84

выполняли функции капо (староста барака. — Л. М.) в концлагерях; одни из них помогали товарищам по беде, другие не помогали». Кстати сказать, сам Визенталь не только не относился к первой категории, но всем своим поведением во время войны породил серьезные подозрения в том, что он сотрудничал с нацистами. В цитированном выше произведении он всячески оправдывает нацистских палачей А. Шмидта, Ф. Мурера и других и возводит грязную клевету на Советскую Армию, спасшую значительную часть евреев Польши от уничтожения.

Ближайшим помощником Эйхмана и ему подобных был венгерский адвокат-стажер доктор Израиль Кастнер, называвший себя в то время Ресцо Рудольфом Катцнером и известный также под кличками «Рудольф» и «Израиль». Кастнер был вице-президентом, а фактически руководителем «Комитета помощи и спасения евреев» в Будапеште. Как Кастнер, так и остальные члены комитета были осведомлены о том, что в марте 1944 года немцы собирались оккупировать Венгрию. Об этом сообщил Кастнеру 14 марта 1944 г. капитан абвера Виннигер. Всем было также хорошо известно о той страшной участи, которая ожидала собравшихся в Венгрии евреев. В первых числах января 1944 года два уроженца Словакии — Ветцлер (Врба) и Розенберг, бежавшие из Освенцима, подробно информировали руководство еврейской общины, а затем и раввина Вайсманделя о всех пережитых и увиденных ими ужасах. Вайсмандель доложил обо всем выступавшему в роли уполномоченного ВСО в Венгрии Кастнеру. Кастнер и его единомышленники не только не призвали своих подопечных к сопротивлению, не только не предприняли никаких мер для их спасения, но предложили им беспрекословно повиноваться палачам. Например, в одном из своих выступлений Кастнер заявил: «Не вздумайте организовать побеги. Вы этим повредите великой идее спасения всех евреев».

Одновременно с прямым сотрудничеством с нацистами в деле уничтожения венгерских евреев Кастнер вступил с ними в переговоры для спасения оказавшейся в гетто сионистской элиты и предотвращения ее перевода в «лагерь смерти». Эти переговоры велись с А. Эйхманом, его ближайшим помощником гауптштурмфюрером Д. Вислицени и штандартенфюрером К. Бахаром. В результате переговоров было достигнуто хорошо известное в настоящее время соглашение: сионистские лидеры обязались

85

доставить фашистским палачам 10 тыс. грузовых автомобилей и другие военные материалы, причем делалась оговорка, что эти материалы могут быть использованы только против Советского Союза, а не против одной из западных держав. Кроме того, сионистские банкиры должны были выдать значительную сумму денег, а Кастнер обещал способствовать переговорам нацистов с западными державами о заключении сепаратного мира. Взамен этого нацисты соглашались сохранить жизнь небольшому количеству евреев, список которых должен был быть составлен сионистскими парламентерами. В этот список были включены «именитые» евреи, то есть состоятельные люди и сионистские деятели, которые были благодаря этому спасены.

Французский автор Л. Штейнберг, опровергая попытки Кастнера объяснить отсутствие сопротивления венгерских евреев различными объективными причинами (разобщенностью сионистского движения, недостаточной активностью палестинской сионистской организации и др.), пишет: «По нашему мнению, главная причина состояла в ином, и она вытекала из самого характера деятельности Кастнера. Человек, стремившийся в первую очередь договориться с врагом (и с каким врагом!), вести с ним переговоры на финансовой основе и только во вторую очередь думавший о возможности сопротивления, не мог его организовать, а в еще меньшей степени дать ему необходимый толчок». Но и в этот вывод необходимо внести поправку: Кастнер ни в первую, ни во вторую очередь не собирался думать об организации сопротивления. Являясь одним из агентов международного сионизма, он предпочитал борьбе сговор с нацистами по принципу: деньги — товар — деньги. Поднять еврейские массы на борьбу означало вывести их из той изолированности, в какой их предпочитали держать сионисты, и сопротивление евреев неизбежно слилось бы с борьбой народов всех стран, ставших жертвами нацистских агрессоров. Ведь Штейнберг сам признает, что венгерский «Комитет помощи и спасения евреев» отговаривал жителей гетто от побегов в Румынию, в то время как те, кто это сделал по собственному разумению, были спасены. «Вся беда евреев, мешавшая им бороться за жизнь, состояла в том, что во всех гетто главной заботой стало не сопротивление, а надежда быть включенным в волшебный список Кастнера», — заключает Штейнберг.

86

Факты свидетельствуют о том, что в тех случаях, когда против нацистов велась борьба и им давался должный отпор, они нередко были вынуждены капитулировать. Так, в марте 1943 года в Берлине прокатилась волна арестов среди лиц еврейского происхождения, состоявших в смешанных браках. Их жены собрались перед зданием гестапо, требуя освобождения мужей. Так как эти женщины были «арийского происхождения», их нельзя было отослать к «Имперскому союзу евреев в Германии» и их жалобы были вынуждены выслушать гестаповцы. Побоявшись вызвать манифестации женщин в столице, гестапо вместо применения силы предпочло освободить арестованных.

Израильская газета «Маарив» опубликовала в 1966 году заявление сионистского деятеля Элиэзера Ливне — редактора органа «Хагана» в дни второй мировой войны, который, в частности, подчеркнул: «Я хочу сказать, что мы должны были бы сделать, если бы видели свою главную задачу в том, чтобы спасти как можно больше евреев в местах их жительства. Центрами действия должны были быть партизанские базы. Партизаны действовали в Польше, в Литве, на русской территории, захваченной нацистами, в Югославии, а несколько позже в Словакии. Если бы мы видели главную цель в том, чтобы помешать уничтожению, и если бы мы связались с этими центрами, то могли бы спасти многих».

Какова же была главная цель, определявшая поведение сионистов во время войны? Она состояла в том, чтобы: спасти верную и испытанную сионистскую молодежь и переправить ее в Палестину; обеспечить возможности для иммиграции в страны Запада еврейских капиталистов при максимальном сохранении их капитала, всегда верно служившего целям сионизма; способствовать устранению евреев, оппозиционно настроенных в отношении сионизма, но при фарисейском создании впечатления заботы о них. Всячески противодействуя развертыванию повсеместной борьбы евреев против гитлеризма, склоняя их к покорности и обрекая их на смерть во избежание их объединения с другими народами, без чего борьба не могла быть сколько-нибудь эффективной, сионисты являлись на деле соучастниками преступлений нацистов и должны были разделить с ними их ответственность. А между тем после окончания войны сионистские лидеры выступили в роли борцов за справедливое наказание на-

87

цистских преступников. Они ввели в обиход новое понятие «преступления против еврейского народа», выдавая себя за единственных законных судей в этой изобретенной ими сфере.

Люксембургские соглашения 1952 года

Вопрос о «преступлениях против еврейского народа» был поднят сионистами впервые три года спустя после образования государства Израиль. Причиной послужило ухудшение экономического положения этого государства в связи с его милитаристской политикой. И вот в поисках средств, которые бы позволили субсидировать агрессию, гонку вооружений и вместе с тем способствовали бы дальнейшему паразитированию израильской элиты, правящие круги Израиля вспомнили о погибших во время войны евреях и решили поживиться за счет их памяти. Для этого они начали с шантажирования правительства ФРГ.

В январе 1951 года израильское правительство выразило трем западным державам протест по поводу прекращения состояния войны с Германией. Аналогичное представление в меморандуме госдепартаменту США сделал Всемирный еврейский конгресс. Сигнал был дан, и сионистские организации открыли шумную кампанию по поводу «коллективной ответственности немецкого народа перед еврейским народом».

12 марта 1951 г. правительство Израиля официально обратилось к оккупирующим державам с нотой, в которой обосновывало свои требования на получение с ФРГ возмещений. Правительство США оказало давление на Бонн, добиваясь урегулирования вопроса о компенсациях путем непосредственных переговоров с правящими кругами Израиля. Польский автор Т. Валихновский объясняет это тем, что «правящие круги США, просионистская политика которых вызывала все большее недовольство арабских стран, были заинтересованы в том, чтобы побудить ФРГ взять на себя основную долю помощи Израилю, причем оказать ее в виде выплаты так называемых репараций». Под давлением США и международного сионизма правительство ФРГ пошло на установление контактов с правительством Израиля. Знаменательно и то, что последнее возложило ведение предварительных переговоров не только и даже не столько на своего пос-

88

ла в Париже, сколько на Наума Гольдмана, назначенного 26 октября 1951 г. по обоюдному согласию договаривающихся государств и США председателем «Конференции по материальным претензиям евреев к Германии». После того как все спорные вопросы были предварительно согласованы, 7 января 1952 г. собрался кнессет, чтобы высказаться о принципах открытия официальных переговоров с ФРГ. Два дня спустя кнессет утвердил решение правительства начать переговоры с Западной Германией об уплате репараций. 10 сентября 1952 г. в ратуше Люксембурга между правительством Израиля и правительством ФРГ было подписано два соглашения.

В первом соглашении ФРГ обязалась уплатить Израилю компенсацию в 3 млрд. немецких марок «в связи с приездом в Израиль еврейских беженцев из Германии и территорий, находившихся под ее юрисдикцией». Кроме того, правительство ФРГ обязалось удовлетворить «претензии всемирных еврейских союзов, предъявленные „Конференцией по материальным претензиям евреев к Германии“ в связи с причиненным Германией материальным ущербом».

Израиль по этому соглашению обязался использовать предоставленные ему в счет репарации суммы для закупки товаров и получения услуг «для расширения процесса расселения и абсорбции еврейских беженцев в Израиле». В списки товаров были включены сталь и продукты сталеобрабатывающей промышленности, продукция химической и фармацевтической промышленности и др.

К этим соглашениям, подписанным правительствами были также приложены два протокола, под которыми стояли подписи Аденауэра, с одной стороны, и Гольдмана как представителя «всемирных еврейских союзов» и председателя «Конференции по материальным претензиям евреев к Германии» — с другой. В первом протоколе федеральное правительство обязалось закрепить в законодательном порядке свои обязательства «по возмещению вреда, причиненного нацистами всемирной еврейской нации». Во втором протоколе, подписанном теми же лицами, что и первый, предусматривалось согласие правительства ФРГ на выплату «всемирным еврейским союзам» суммы в 450 млн. марок в виде компенсации за массовое ограбление в оккупированных нацистами территориях лиц еврейского происхождения, «которых нет больше в живых и которые не оставили после себя нас-

89

ледников». В протоколе указывалось, что эти деньги должны пойти «на облегчение участи многих евреев, подвергавшихся преследованиям и продолжающих бедствовать». Таким образом, «всемирные еврейские союзы» объявлялись правопреемниками погибших во время войны и их наследниками.

Во втором соглашении, подписанном правительствами ФРГ и Израиля, это последнее приняло на себя обязательство уплатить правительству ФРГ компенсацию за захват имущества немецких граждан — тамплиеров — проживающих в Палестине членов религиозного ордена, возникшего в 1861 году. Захват их имущества в 1950 году мотивировался израильским правительством тем, что в нем усматривался залог по искам, вытекающим из тех же «преступлений против еврейского народа».

Все эти акты беспрецедентны по своей противоправности прежде всего потому, что самого государства Израиль во время второй мировой войны вообще не существовало, а евреи, пострадавшие от нацистского геноцида, являлись гражданами определенных государств, которые одни и имели законное право на взыскание репараций и реституций с государств, причинивших ущерб их гражданам. Только государства имеют право на дипломатическую защиту своих граждан. И только государства могут требовать от других государств уплаты репараций и предоставления реституций, так как это формы материальной ответственности государств, относящиеся к сфере международного публичного права. Венгерский ученый Иштван Васархелий в специальном исследовании, посвященном реституциям в международном праве, писал: «Реституции являются обязательством, относящимся не к области международного частного права, но к области международного публичного права. Как в плоскости активных отношений (субъективного права), так и в плоскости пассивных отношений (субъективной обязанности) действует не право собственника, но исключительно территориальный принцип», то есть ответственность государства в отношении государства, а не в отношении частных лиц, объединенных таким химерическим понятием, как «всемирная еврейская нация».

Вопрос о репарациях и реституциях был решен в соглашениях, подписанных между Объединенными Нациями еще во время войны и непосредственно после ее окончания. В решении, принятом Ялтинской конференцией трех

90

союзных держав — Советского Союза, Соединенных Штатов и Великобритании — в феврале 1945 года, предусматривалось: «Мы обсудили вопрос об ущербе, причиненном в этой войне Германией союзным странам, и признали справедливым обязать Германию возместить этот ущерб в натуре в максимально возможной мере». Берлинская конференция тех же трех держав уточнила, что «СССР удовлетворит репарационные претензии Польши из своей доли репараций», тогда как «репарационные претензии Соединенных Штатов, Соединенного Королевства и других стран, имеющих право на репарации, будут удовлетворены из западных зон и из соответствующих германских вложений за границей». Следовательно, и в первом, и во втором случае субъектами выплаты и получения репараций и реституций выступают государства. Таким же образом решался вопрос о репарациях и реституциях в мирных договорах, заключенных со странами — бывшими союзницами нацистской Германии в Европе. Во всех этих договорах в основу материального возмещения ущерба берется территориальный принцип. Например, в мирном договоре с Италией предусматривается, что «Италия должна выплатить Советскому Союзу репарации на сумму…» (ст. 74, ч. I), что «обязательство производить реституции относится ко всей опознаваемой собственности, находящейся в настоящее время в Италии, которая была вывезена насильственно или по принуждению какой-либо из держав оси с территории любой из Объединенных Наций, независимо от каких-либо последующих сделок, путем которых нынешний владелец такой собственности вступил во владение ею» (ст. 75, ч. I). Аналогичный принцип применялся и в других мирных договорах.

Люксембургские соглашения являются не только противоречащими общепризнанным началам международного права, но и глубоко реакционными, так как путем их подписания сионистские лидеры, как и во время войны, вели позорный торг, играя на жертвах нацизма. Во время войны они спекулировали человеческими жизнями, теперь — памятью о погибших. XIV съезд Компартии Израиля подчеркнул выгоду этих соглашений для империалистических кругов Западной Германии: «С экономической точки зрения они сумели превратить Израиль в важный рынок западногерманских товаров и важную сферу приложения капитала западногерманских монополий, а также в трамплин для дальнейшей экспансии гер-

91

майского империализма на Среднем Востоке. Что касается политической стороны вопроса, то они сумели обеспечить моральную реабилитацию своего неонацистского режима со стороны правительства Бен-Гуриона, то есть реабилитацию того самого режима, который пришел на смену гитлеризму и который продолжает его политику в Западной Германии».

Особенно кощунственным следует признать предусмотренное в Люксембургских соглашениях обязательство государства Израиль использовать «репарации» для покупки в ФРГ материалов и продуктов производства химической и другой военной промышленности и военных материалов, предназначенных для уничтожения арабских народов.

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s


%d такие блоггеры, как: